Главная » Статьи » Проверь себя » Артюхова Нина

Викторина по рассказу Нины Артюховой "Трудный вечер"


Викторину составила Фирстова Алина
ученица 3 В класса  школы №35 города Саранска
Руководитель: Фролова Наталия Викторовна
учитель начальных классов

Викторина по рассказу Н.М. Артюховой «Трудный вечер»

  1. Куда уехал папа?

    отдыхать
    в соседний город
    на работу
    в командировку

  2. С кем остался Алёша, когда уехал папа?

    с мамой
    с бабушкой
    один
    с соседями

  3. Какой наказ дал отец сыну, прощаясь с ним?

    не забывай делать зарядку
    веди себя хорошо
    пей на ночь молоко
    будь умницей, береги маму

  4. Что было самым трудным для Алёши в этот вечер?

    выпить молоко
    укрыть маму
    раздеться
    самому уснуть

  5. Почему при ходьбе Алёше нравилось смотреть назад?

    ему казалось, что самое интересное остаётся позади
    он чересчур наблюдательный
    ему не нравилось смотреть вперёд
    просто он был озорником

  6. Что произошло с мамой, когда молоко остывало на подоконнике?

    она рассказывала сказку сыну
    смотрела телевизор
    уснула на диване
    сидела молча в комнате

  7. Чем был занят ребёнок, когда почувствовал себя одиноким?

    смотрел телевизор
    глядел в окно
    заботился о маме
    побежал к друзьям

  8. От какой мысли стало радостно маме в конце рассказа?

    её развеселил сын
    у Алёши был радостный вид
    она получила письмо
    она поняла, какой у неё догадливый и чуткий мальчик

  9. С кем мама поделилась своей радостью?

    с соседями
    ни с кем
    в письме с мужем
    с бабушкой

  10. Чему учит рассказ?

    быть смелым
    не обижать маленьких
    быть внимательным к родителям
    не оскорблять взрослых


    


      © Марина Локсина, 2015 год

         http://skazvikt.ucoz.ru/



Категория: Артюхова Нина | Добавил: skazvikt (13.03.2015)
Просмотров: 1092 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Нина Артюхова. Трудный вечер

Папа уезжал в командировку. Мама и Алеша провожали его. Папа нес чемодан, а мама вела Алешу за руку. Вернее, даже не вела, а тянула. Потому что Алеша не шел, как все люди идут, — лицом вперед. Алеша вертел головой вправо и влево, но чаще всего ему казалось, что самое интересное остается позади. Перронная касса, контролеры у входа, огромный зал, где люди и вещи — все вперемешку, длинная-предлинная платформа, вагоны дальнего следования, дачная электричка, мороженое в белых ящиках на каждом шагу…
Папа остановился у двери вагона, поставил на платформу чемодан, сказал: «Ну вот» — и взял Алешу на руки.
Теперь Алеша отсюда, с высоты, мог видеть гораздо больше интересного, но все это вдруг стало неинтересным. Совсем близко было папино лицо, папины глаза смотрели грустно.
— Папа, а она далеко, твоя командировка? Она большая?
Папа усмехнулся:
— Да как тебе сказать… Довольно далеко. И довольно большая. То есть длинная она, Алешка, вот в чем беда! Теперь не скоро увидимся… Будь умницей, сынок, маму береги.
Алеша спросил:
— А как?
Но в эту минуту все заторопились, и папа заторопился. Он успел поцеловать маму и Алешу, вскочил в вагон вместе с чемоданом, и поезд тронулся.
Вагоны сначала двигались потихоньку, как-то нерешительно. Потом побежали все быстрее и быстрее, маме и Алеше уже трудно было догонять их. Промелькнул и как будто оторвался последний вагон. И платформа будто оторвалась. Оказалось, что она высокая, а внизу, переплетаясь, убегают вдаль серебряные рельсы.
— Осторожно! — сказала мама и отвела Алешу от края.
Папин поезд отодвинулся, все уменьшаясь, и наконец скрылся за домами и деревьями.
Сразу стало скучно без папы. Алеша хотел спросить маму, как же ему исполнить папино поручение: папа просил ее беречь, а как беречь — не объяснил. Но только он об этом подумал, что-то зазвенело над самым ухом, мама крикнула: «Берегись!» — и схватила Алешу за руку. По платформе мчалась тяжелая тележка, на которой стоял носильщик в белом фартуке и горой лежали чемоданы и сундуки. Носильщик укоризненно покачал головой, тележка промчалась мимо.
В метро, когда шагнули на эскалатор, мама опять сказала: «Осторожней! Держись за перила!» Получалось все время так, что не Алеша маму берег, а мама его берегла, и как выйти из этого положения, Алеша не знал.
Не взять ли маму за руку, когда нужно будет переходить улицу, не сказать ли ей: «Осторожнее, мама! Посмотри сначала налево, а потом направо»? Ведь так полагается по правилам уличного движения.
А мама уже тут как тут:
— Ты, детка, не зевай по сторонам. Давай-ка лучше за руку перейдем.
Может быть, дома что-нибудь можно придумать?
А мама и там за свое:
— Пойдем, сынок, руки вымоем. Сейчас я тебе согрею молока. Ты, должно быть, уже спать захотел.
Молоко перегрелось, мама налила его на блюдце и поставила на подоконник:
— Берегись, детка, не трогай — горячо. Потерпи немного.
Мама присела на диван, а Алеша — на свое маленькое кресло, и оба стали терпеливо ждать, пока остынет молоко.
А спать Алеше очень хотелось. Сейчас мама покормит, разденет, уложит в кроватку — так будет хорошо!
Терпеливо ждать становилось все труднее и труднее.
— Мама, я спать хочу!
Мама не ответила.
— Ма-ма! Дай молока!
Алеша подождал немного, но мама все молчала. Он подошел к маме и потянул ее за руку:
— Мама, я спать хочу!
И увидел, что мама спит.
Алеша сразу почувствовал себя заброшенным и одиноким. В комнате было так тихо, что даже страшновато стало. Алеша набрал в себя побольше воздуха, чтобы зареветь погромче. А потом подумал и не заплакал.
У мамы было такое спокойное, усталое лицо! Она лежала, прижавшись щекой к валику дивана, подобрав ноги, будто ей было холодно.
А может быть, и вправду ей холодно?
Алеша знал, как неприятно, когда ночью сползает одеяло — зябнешь и не можешь как следует проснуться. А потом подходит мама и подтыкает со всех сторон, утепляет…
avatar